Яшин как в воду глядел

by Сергей Фаустов

От редакции

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения одного из наиболее признанных вологодских поэтов — Александра Яшина. Яшин — лауреат Сталинской премии, юбилей которого объявлен важнейшим событием 2013 года Вологодским департаментом культуры. Он же  один из основоположников честной и далеко не всегда политически выверенной «деревенской литературы». В эти дни стихи Яшина в собственном исполнении записывают на видео  губернатор Олег Кувшинников, краевед Александр Сазонов, другие известные и не очень вологжане в рамках специального проекта Правительства области.

А что на самом деле значат для нас сегодня его стихи? Об этом размышляет литературный критик Сергей Фаустов

В Вологде много улиц, названных в честь писателей — от Батюшкова и Герцена до Орлова и Рубцова. Одна из центральных улиц — имени Александра Яшина. Он основоположник Вологодской писательской организации, в которую входили Василий Белов,  Ольга Фокина, Виктор Коротаев, Николай Рубцов, Виктор Астафьев и многие другие.Image

Писательская организация была настолько сильной, что образовала локальный писательский анклав, практически независимый от Союза писателей СССР.

Во многом этому способствовал авторитет Александра Яшина. Однако закрытый характер этой организации скорее тормозил литературный процесс, чем способствовал его развитию. Но это была уже не вина Яшина.

Так же, как не его виной было укоренение в поэзии на долгие годы, даже десятилетия, почти обязательного поэтического императива, «индикатора поэзии»: если он был, то стихотворение состоялось, а нет — значит ещё слабое. Журавли!

«Журавли улетают,

Пора и мне.

Осень листья сжигает

На жёлтом огне». (А. Яшин, «Пора и мне»).

Александр Яшин. Журавли. 1954 г.

А. Яшин. Журавли. 1954 г.

С подачи Яшина, если стихотворение содержало в себе журавлиный клин, то оно без промедления могло быть напечатано на литературной странице областной газеты. Этим пользовались начинающие поэты, получая признание внутри анклава, но не далее, губя, тем самым, дальнейшую свою литературную судьбу.

У А. Яшина есть рассказ «Рычаги», написанный в середине 50-х годов. Там описаны колхозники, простые деревенские люди, со своим характером, юмором, смелыми суждениями. Но как только начинается партсобрание, они преображаются, деревенеют, становятся косноязычными. Люди превращаются в рычаги партии, бездумно и беспрекословно исполняющие её волю.  Читаем  Яшина: «Сказал и будто щёлкнул выключателем какого-то чудодейственного  механизма: всё в избе начало преображаться до неузнаваемости — люди, вещи и, кажется, даже  воздух… Всё земное, естественное исчезло, действие перенеслось в другой мир, в обстановку сложную и не совсем ещё привычную для этих простых сердечных людей».

Александр Яшин. Рычаги. 1956 г.

А. Яшин. Рычаги. 1956 г.

Яшин за этот рассказ и за «Вологодские свадьбы» получил много нападок от других, более мощных партийных «рычагов». Но он же и вдохновил Василия Белова на написание его лучшего, на мой взгляд, рассказа — «Привычное дело». Отсюда и пошла деревенская проза.

Есть какая-то метафизическая связь, общность между поэтическим и прозаическим талантом Александра Яшина, заключающаяся в том, что  воспетые в стихах журавли и описанные в прозе метафорические рычаги – суть одно и то же – колодезный журавль, рычажный механизм для черпания воды.

Типы колодезных столбов на Русском Севере

Типы колодезных столбов на Русском Севере. Источник

*   *   *

Я давно на родине не был,

Много в сердце скопил тоски.

Вьются ласточки в синем небе —

Реактивные «ястребки».

Потеснило утром туманы —

И село открылось вдали.

Над Москвой — подъемные краны,

Здесь — колодезные журавли…

(1958 г. ?)

Яшин для вологодской литературы, да и вообще российской, личность легендарная, сделавшая неоценимый вклад. Такова была огромная социальная роль, которую играл Александр Яшин, его честное творчество получало в народе признание, но в дальнейшем испытывало совершенно  исковерканное развитие, совсем не то, на которое рассчитывал поэт.

Странно видеть, что сегодняшнее состояние общественной жизни в России напоминает рассказ «Рычаги», но ещё более изуродованное наглостью, цинизмом, ложью. Получается, что Яшин как в воду глядел. И вот это стихотворение, написанное 70 лет назад, могло быть сегодняшним:

Осина

Осина ты, осина,

Проклятая лесина:

Гнилая сердцевина,

Тряпьё — не древесина.

Дрожишь, как дунет ветер,

Краснеешь с первой стужей,

И нет на целом свете

Тебя, осина, хуже.

Под рельсы не положишь,

Хоромы не построишь.

Копейку, не дороже,

И в лютый холод стоишь.

Дрова хоть и сухие,

Да всё одно плохие:

Ни пламени, ни жару,

Ни угля к самовару.

Но хоть один покуда

На свете есть Иуда —

Нужны под небом синим

Русские осины.

(1944–1945)